Верстах в 50 к северу от Оренбурга лежит местность, известная под общим наименованием «рудных площадей» и принадлежащие ныне отставному гвардии полковнику В.А, Пашкову.

Эти «рудные площади» составились из целого ряда отводов, сделанных с 1744 года разным лицам по их заявкам о нахождении медной руды и ранее приписанных к разным заводам, именно – к Богоявленскому 53 рудника, Верхотурскому – 66, Воскресенскому и бывшему Преображенскому – 117, а всего 236 рудников и перешедших затем так или иначе путем покупки и за давностью бесспорного владения к настоящему их владельцу. Каждый из этих отводов носит свое особое наименование, до последнего времени сохранившееся за ними и официально. Приводить эти название – труд, разумеется, бесполезный, но интересно отметить, что многие из рудников носят названия Ордынских. Это показывает, что полтораста лет тому назад эта местность рассматривалась как Орда, дикая степь, владение кочевников.

Если обратится к историческим справкам, увидим, что впервые при русском владычестве в 1744 году нашел в этой местности медную руду известный заводчик Твердышев, владелец Богоявленского и Верхоторского медеплавильных заводов. На самом деле руда была найдена здесь очень давно, едва ли не во времена доисторические. Доказательством этого служат изредка находимые в заброшенных когда-то, а теперь вновь разрабатываемых, преимущественно старателями, шахтам примитивные глиняные горшки с остатками выплавлявшейся в них, меди. Здесь кстати будет заметить, что эти первоначальные эксплуататоры рудных площадей утилизировали только так называемую «черную медь», наиболее богатую содержанием чистой меди и ныне встречаемую лишь изредка и не в больших количествах.

Рудоносный слой залегает на глубине от 20 до 100 аршин: руда - «медная зелень» и «медная синь» - водная окись меди с разным содержанием кристаллической руды – осадочного происхождения. Месторождение её – гнездами, в песчанике, содержание сравнительно бедное – от 1 ½ до 6, редко до 12%.  Руду с содержанием ниже 2 ½% не эксплуатируют вовсе. Отыскивается руда путем бурения скважин, которое производится довольно примитивным путем. Бурение производится летом. Если по исследованию окажется, что найденное таким образом гнездо стоит выработки, то, обыкновенно осенью, приступают к прохождению шахт.

Шахта, это колодезь 3х3 аршина в поперечном разрезе. Впрочем, размеры эти колеблются от 1,5 до 3,25 аршин. Глубина колодца находится, разумеется, в зависимости от глубины залегания рудоносного слоя, но в среднем равна 75 аршинам. Верхняя, ближайшая к земной поверхности, часть шахт проходит обыкновенно чрез рыхлые, нетвердые породы и потому укрепляется срубами на глубину от 10 до 30 аршин.

Для ограждения шахты вокруг неё складываются – обыкновенно из выламываемого при его происхождении песчаника, грубые стены вышиной от 2 до 3 аршин, на зиму этот шатер, прикрывается соломенной или камышевой крышей.

Шахта по своей ширине во всю ея глубину разделяется перегородкой на две неравные части. В меньшей части, шириной около аршина, устанавливаются лестницы, стремянки для спуска и подъема рабочих. Лестницы от 7 до 9  аршин каждая, разделенные площадками, дающими возможность разминоваться спускающимся и выходящим рабочим.

Другая часть шахты оставлена для хода бадей, приводимых в движение ручным или большей частью конным воротом, при помощи коих добытая руда доставляется на поверхность.

Обе части шахт в большинстве закрываются творилами. В некоторых шахтах, преимущественно неглубоких, для спуска и подъема рабочих, служат те же бадьи.

Кроме шахт описанного типа изредка встречаются круглые шахты (дудки), называемые по-местному «ордынками», вероятно потому, что какой способ прохождения шахты практиковался ордынцами. «Ордынки» в диаметре 1,5 аршина устраиваются без срубов. Практика разрешает углублять их без крепления до 30 аршин.

Шахты бывают сухие и мокрые. «Мокрыми» называются те, при рытье которых встретилась грунтовая вода. Для сбора этой воды дно шахты опускают на аршина 2 ниже уровня выработок и из этого углубления, называемого «гезенкой» (gesenke) или «зумпфом» (sumpf) откачивают воду теми же бадьями, котрые служат для подъема руды.

Выработка руды идет горизонтальными галереями, называемыми «штреками».

Штреки эти в среднем 4 аршина в ширину и от 1 ½ до 3 ½ в высоту, смотря по толщине рудоносного слоя, крепятся 3-х вершковыми брусьями (баганами) дверным окладом (перекладина на двух вертикальных стенках) на расстоянии от ½ до 1 аршина один от другого, смотря по крепости породы.

Эти штреки, проходимые в разные стороны, достигают иногда значительной длины аршин до 80 и больше, в зависимости от залегания руды. Излишняя, сверх 4 аршин, ширина штреков во избежание обвалов, закладывается пустой породой. Штреки ведутся обыкновенно лишь в одном горизонте. Крайне редко случается, чтобы рудоносный слой залегает в разных уровнях. В твердых породах приходится прибегать к помощи пороха.

Освещаются шахты сальными свечами, которыми запасается каждый рабочий. Для вентилирования шахт, необходимого в летнее время, на дно их устанавливаются жаровни или печи, а иногда прибегают и к ручным вентиляторам.

Шахты в среднем используются в 3-4 года, редко служат 6-8 и более лет. Крепления штреков и срубы, кроме разве верхних венцов, обыкновенно оставляются в ней, так как выемы их сопряжены с опасностью для рабочих. Использованные шахты, согласны требований закона, засыпаются пустой породой. Добыча руды производится или при посредстве постоянных рабочих или при посредстве так называемых «старателей». Те и другие получают орудия для работы и пользуются помещениями от управления рудниками.

От него же старатели получают бесплатно и материал для срубов и для крепления штреков. Надзор за тем и другим разрядом рабочих и ответственность за их безопасность возложена на заведующего тем или иным рудником штейгера. Работа постоянных рабочих и старателей оплачивается с пуда добытой руды; но старатели получают плату в 1-2 копейки больше постоянных рабочих. Зависит это от того, что постоянные рабочие за прохождение шахт получают особое вознаграждение по 2 р. 50 к. за аршин глубины, старатели же проходят шахты на свой счет и страх. За устройство ограждения около шахт платится особо от 6 до 12 рублей. Расчет платы ведется с ½ кубической сажени (3х3х1 ½ аршина, точнее 50х50х25 вершков, по условию, за невозможностью уложить руду без пустот), принимаемой в 400 пудов. За пуд руды платится около 4-5 копеек и старателям от 6 до 8 копеек, смотря по % содержанию меди. Средний заработок рабочего 15-20 рублей в месяц.

В настоящее время главным образом производятся работы в следующих рудниках: Щербаковском (24 раб.), Каргалинском 1-ом (7 раб.), Мясниковском (64 раб.), Власовском (63 раб.), Березовском (25 раб.), Кармалинском 1-ом (10 раб.), Уральском (12 раб.), Ново-Уральском-Березовском (6 раб.), Дружелюбном (9 раб.), Шиферсковском (10 раб.), Нижне-Максимовском (8 раб.), Егорьевском (27 раб.), Салмышском (10 раб.). Всего на рудниках 297 рабочих, не считая жен и детей и служащих в конторе. Добыто в 1896 году 630 000  пудов руды с 3,25% содержанием меди. В среднем пуд руды обходится управлению в 10 ¾ копейки.

Добытая руда отправляется обыкновенно по санному пути в Верхоторский медеплавильный завод В.А. Пашкова (в Уфимской губернии), лежащий в 140 верстах от рудников. Доставка ея туда обходится около 7 копеек с пуда.

Вышеупомянуто, что рабочие пользуются помещением от управления рудниками. Помещения эти казармы, в большинстве далеко не удовлетворительные. Рабочие в них страшно скучены, холостые и женатые, мужчины и женщины, взрослые и дети помещаются вместе. Общий тип казарм следующий. Представьте себе длинную избу сажень 12-15, иногда углубленную на 1-2 аршина в землю, с печью у одной из продольных стен. Посредине послан пол, шириной около 2 ½ аршин, по обе стороны его нары, шириной от 3 до 4 аршин, разделенные занавесками или 2-3 досками на части, из коих каждая занимается или семьей рабочего, с женой и детьми, или 2-3 холостыми рабочими. С внутренней стороны никаких загородок нет. Грязь изрядная и чисто банная температура. При таких условиях нельзя ожидать, чтобы нравственность рабочих и санитарная сторона их жизни были высоки. Впрочем, горным начальством уже приняты меры к улучшению быта рабочих. Отсутствие тех элементарных удобств для них, которые требуются законом, объясняется скорее всего тем, что вообще на рудниках заметно придерживаются рутины. Это тем более бросается в глаза, что филантропическая деятельность В.А. Пашкова общеизвестна.

Для продовольствия рабочих на главнейших рудниках устроены склады необходимых жизненных припасов, которые отпускаются по таксе, утверждаемой окружным горным инспектором. При главной конторе находится приемный покой на несколько кроватей, посещаемый одним из оренбургских врачей, постоянный фельдшер и образцовая школа.

Ж.

«Оренбургский Листок» № 11 1898 г. (заимств. из «Оренб. газ.» с дозволения автора г. Ж.)

Фотография статьи в формате JPG.

orenburg listok 18980308 11

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить